2-й выпуск 2015: Город будущего: на земле, в небесах и на море.

«Неча на зеркало пенять, коли рожа крива», гласит пословица. Несколько столетий города с их убогими трущобами и великолепными парковыми ансамблями остаются зеркалом, в которое вглядывается человечество — то с умилением, а то и с нескрываемым ужасом. На страницах второго номера возрожденного журнала «Если» футурологи и фантасты пытаются предугадать «ряд волшебных изменений милого лица» — предсказать будущее человечества и нарисовать образ мегаполиса будущего, в котором этому человечеству предстоит жить.

В рассказе «Почему на самом деле погиб «Титаник» американский писатель Джерри Олшен описывает традиционный «звездный город» — полностью автономную космическую станцию, рассчитанную на тысячи человек. Джерри Олшен описывает традиционный «звездный город» возник этот орбитальный ковчег не от хорошей жизни: финансовые сливки общества, люди, несущие ответственность за экологическую катастрофу, накрывшую Землю, подготовили себе запасной аэродром подальше от задыхающейся планеты и дали деру в самый критический момент. Но и на новом месте прописки «хозяевам жизни» трудно расстаться со старыми привычками. Космос между тем не терпит расточительства: угробить станцию гораздо проще, чем целую планету. К счастью, почти половину населения космического мегаполиса составляет «обслуживающий персонал», высококлассные технари, которые готовы на самые радикальные меры и не страдают интеллигентской рефлексией…

В рассказе «Пусть мне приснится свобода» канадца Эндрю Бартона мы сталкиваемся с более традиционным сценарием будущего. Город-государство Либерталия возник в нейтральных водах на базе нескольких крупнотоннажных судов, соединенных мостами и переходами. Рассказ Пусть мне приснится свобода» канадца Эндрю БартонаПо большому счету, в этом нет ничего нового: такие плавучие города успешно функционируют уже сегодня. Либеральное законодательство, безграничная свобода предпринимательства и научных исследований, как полагает автор, — прямой путь к стремительной маргинализации населения и имущественному расслоению на сверхбогатых и абсолютно нищих. Никаких механизмов социальной защиты, полный произвол отцов-основателей — даже агенты Интерпола вынуждены действовать здесь нелегально, как частные лица. Есть, правда, и хорошие новости: именно в таких «серых зонах» зарождаются революционные технологии, которые через несколько десятилетий завоюют весь мир. Хотя контролировать их распространение (и получать дивиденды) будут, разумеется, уже совсем другие «лица и организации».

Женевьева Уильямс (рассказ «Спасение Кип Банджери») сосредоточилась на одном локальном аспекте жизни мегаполиса будущего — информационном: писательница показывает, как происходит обмен конфиденциальными (и, вероятно, не вполне легальными) данными в обход общепринятых каналов.Женевьева Уильямс рассказ Спасение Кип Банджери Со времен «Джонни-Мнемоника» тут мало что изменилось: за передачу информации по-прежнему отвечает курьер-фралинсер, его все так же преследует наемник, привлеченный конкурентами, а навороченные алгоритмы шифрования и сверхбыстрые компьютерные сети играют в этом увлекательном квесте десятую роль. Главное решает человеческий фактор, правила устоялись еще в эпоху палеолита: один бежит, другой догоняет. Только контингент помолодел за три последних десятилетия: место Джонни из рассказа Гибсона заняла девочка-школьница, лихо прыгающая с крыши на крышу и блохой скачущая по вагонам монорельса, да и гонится за ней не инфернальный якудза, а такая же красотка чуть постарше — молодая, длинноногая, политически грамотная. «Ангелы Чарли» нервно курят в коридоре.

А вот Далию Трускиновскую в качестве персонажей гораздо сильнее привлекают отцы и деды, «славные наши пенсионеры». Когда на планете наступил очередной Малый ледниковый период, Москва ушла под землю. Далию Трускиновскую в качестве персонажейГраждане футуристического «града Китежа» ведут безопасную, упорядоченную, безумно скучную жизнь: иначе не выжить, стоит нарушить согласованную работу сложных механизмов, и сорокоградусные морозы обрушатся на подземные лаборатории и оранжереи. Молодежь постепенно втягивается в череду будней (не очень верится, но допустим — хозяин барин), а вот старшее поколение, живое свидетельство успехов геронтологической медицины, дряхлое, но бодрое, испытывают острые приступы ностальгии по настоящей, надземной Москве.

В рассказе «Прощальный полет» автор повествует о том, чем закончился один из таких приступов, волшебным образом изменивший судьбу всей подземной Москвы.

Олег Дивов («Мы — трактористы») не заглядывает в будущее так далеко. Ему и не надо. Современный город сам по себе устроен безумно интересно: потоки машин, толпы людей, финансовые реки, текущие по непредсказуемым маршрутам…Олег Дивов фантастика Как управлять этими процессами, манипулировать, направлять в нужное русло? Тот, кто способен освоить эту науку и применить на практике, получает почти мистическую власть над душами горожан — хотя на самом деле тут нет ничего идущего в разрез с положениями позитивистской науки. Но что, если можно обойтись без долгих расчетов, скрупулезного анализа и сопоставления, без таблиц и графиков, выехать на одном «животном магнетизме»? Хотя бы по мелочам: привлечь клиентов к одному торговому центру, отвадить от другого… Вот где настоящая урбанистическая магия! Вот только изменят ли эти тонкие манипуляции лицо города? Скорее всего, нет — по крайней мере, рядовой обыватель этого не заметит. Не исключено, что подобные процессы полным ходом идут прямо сейчас, только мы с вами не обращаем на них внимания…

И, конечно, главная изюминка этого номера — небольшая повесть Евгения Лукина «Прошка с большой буквы». Волгоградский писатель впервые обращается к подростковой прозе: его герои-школьники живут в странном мире, где идет бескомпромиссная война с агентами будущего, путешественниками во времени и их местными единомышленниками, «пятой колонной». В самом деле: мы тут вкалываем как проклятые, а плоды будут пожинать наши потомки, пальцем о палец не ударившие? Как бы не так! Не забудем, не простим! Нанесем упреждающий удар! Образ города грядущего появляется здесь только в пьяных байках, которые травит отставной сотрудник следственного комитета, когда-то побывавший в будущем на стажировке. Хотя возможно отставник просто вдохновенно вешает лапшу на уши доверчивым подросткам, прежде чем в очередной раз послать их за пивом. Впрочем, прозрачная метафора Лукина не нуждается в футурологических подпорках: повесть, конечно, совсем о другом и для другого.повесть Евгения Лукина

И в заключение — любопытная закономерность: авторы переводных рассказов не слишком доверяют новым технологиям и, мягко говоря, недолюбливают тех, на чьи деньги построены их «города будущего», в то время как отечественных фантастов больше интересует судьба отдельного человека в урбанистической среде. Понятно, что так сложилось случайно, без умысла, с выводами и обобщениями спешить не стоит — но нюанс занятный, есть о чем подумать.

Напишите комментарий через форму той социальной сети где вы авторизованы.

Войдите со своими учетными данными

Забыли свои данные?