4-й выпуск 2015: Постчеловек — это звучит гордо!

На обложке четвертого номера журнала «Если» крупными буквами обозначена ключевая тема: «Постчеловечество: миф или реальность?». Но на самом деле этот выпуск посвящен куда более широкому спектру вопросов: не только постчеловечеству, но и биотехнологиям во всем их разнообразии. Понятно, что массовое внедрение любой из такой технологии повлияет на будущее нашего вида, но скорее опосредованно, чем напрямую. По крайней мере, именно такие сценарии предпочитают рассматривать писатели, участвующие в этом проекте.

 Евгения Лукина «Полюшко-поле»

Евгения Лукина «Полюшко-поле»

Герой рассказа волгоградца Евгения Лукина «Полюшко-поле» экспериментирует не столько с человеческой биологией, сколько с массовой психологией. Почему бы нет? Ведь именно устройство нашего мозга дает человеку разумному главное эволюционное преимущество над другими видами животных… Впрочем, автор не так умопомрачительно серьезен. В ресторане провинциального Дома Писателей его герой запускает экспериментальный прибор, заставляющий людей объединяться в группы по произвольному принципу. Запускает исключительно в научно-познавательных целях, разумеется. Ну а поскольку спорить русские писатели привыкли на темы масштабные, исторические, не побоюсь этого слова онтологические, вполне закономерно, что заканчивается история в зале суда.

«Франкены должны знать»

«Франкены должны знать»

 

В рассказе лауреата конкурса «Роскон-Грелка» Дмитрия Витера «Франкены должны знать» постчеловеки в буквальном смысле клепаются из того, что остается после человека. Перед нами те самые «лучшие люди, и нам не чета», о которых во время оно пел Владимир Высоцкий. Вы полагаете, что рабский труд нерентабелен, читали об этом в школьном учебнике? Забудьте! Если раб вкалывает сутки напролет, без сна и отдыха, да еще делает это от души, с огоньком — на такой основе можно построить экономику процветающего государства! Главное чтобы работник не задумывался о своей природе, не задавал лишних вопросов о происхождении, а то и до суицида рукой подать…

В «Шестой» Игоря Авильченко и Юлии Зонис

В «Шестой» Игоря Авильченко и Юлии Зонис

В «Шестой» Игоря Авильченко и Юлии Зонис главными жертвами… то есть, пардон, объектами биологического эксперимента становятся земные колонисты. Переселенцев забрасывают на другую планету — без связи с метрополией, без поддержки, без возможности вернуться. Выживут, дадут потомство, приспособятся к чуждой среде — человечество получит еще один самостоятельный аванпост в дальнем космосе. Нет так нет, всякое бывает — спишем в необратимые потери, неизбежные в процессе космической экспансии. Очень мило и гуманно. Ну а еще в этом рассказе есть инопланетные чудовища с невинными личиками младенцев и новое воплощение древнегреческого Персея — со страховидной внешностью и нежной, ранимой душой.

Столяров «Анафилактический шок»

Столяров «Анафилактический шок»

Андрей Столяров, биолог по образованию, начинал публиковаться в 1980-х именно с произведениями, посвященными неантропогенным природным катастрофам. В «Анафилактическом шоке» он возвращается к своим ранним наработкам, в том числе из самого первого изданного рассказа «Сурки». Муравьи обгрызают электропроводку в метро, моль плодится в новеньком торговом центре, дети проявляют не вполне человеческие способности… Будущее властно вторгается в день сегодняшний — и нам остается только гадать, какое такое «постчеловечество» водрузит знамя на развалинах нашей цивилизации. Если будет, кому водружать…

Ангела и Карлхайнц Штайнмюллер

рассказ «Бог, вирус и амулет»

Немецкие писатели Ангела и Карлхайнц Штайнмюллер — профессиональные футурологи, лауреаты престижных германских жанровых наград. Однако рассказ «Бог, вирус и амулет» скорее философский, чем научно-фантастический в классическом смысле слова. Человек — это не только разум, не одно лишь чистое рацио. У каждого из нас есть мелкие причуды, странности, мании, которые делают нас теми, кто мы есть. Редактор требует от автора вставлять в каждую научно-популярную статью несколько фраз о Боге. Блогеры фонтанируют безумными теориями заговора. Девушка, уверяющая, что не верит в высшие силы, продолжает носить амулет — по привычке, ради душевного спокойствия. И так далее, и тому подобное. Супруги Штайнмюллер предполагают, что ответственность за такое поведение несет «мусорная ДНК», последовательность генома, предназначение которой до сих пор не распознано исследователями. Так к каким же результатам может привести расчистка этого «мусора», блокирование его функций — в масштабах всего человечества?

Австралийская писательница Торейя Дайер в рассказе «Вино, женщины и звезды» решает более локальную задачу. Чтобы отправиться в марсианскую экспедицию, кандидаты должны пройти сложную полостную операцию, избавиться от значительной части внутренних органов и запустить в организм наноботов. Проблема в том, что одна из двух претенденток на роль врача экспедиции вынуждена делать операцию своей конкурентке — ситуация немыслимая, абсолютно сконструированная, но необходимая для развития сюжета. Проблема чисто этическая: одно легкое движение, и пациентка навсегда выбывает из гонки. Кроме всего прочего женщина, лежащая на столе операционной — младшая и любимая дочка подруги хирурга, что, сами понимаете, сильно затрудняет решение. По сути, героине рассказа остается решить, что для нее важнее: путешествие на Красную планету, возможность оставить след в истории — или чистая совесть и спокойная старость?

И, наконец, жемчужина этого выпуска — «Куколка» Дэвида Брина. Вот где настоящая научная фантастика высокого полета! Американский классик, как и его коллеги, размышляет о той самой «мусорной ДНК», живо волнующей биологов всего мира. Автор берет один из самых популярных у фантастов образов — куколку насекомого, из которой должна проклюнуться бабочка, — и поворачивает его совершенно неожиданным образом, на зависть прочим фантастам. Мы привыкли считать, что стремление к метаморфозе не заложено в природе хордовых, а уж тем более высших позвоночных. Привести к такому результату могут только безответственные опыты над людьми, и получится в результате нечто жутенькое, как в «Мухе» Дэвида Кроненберга. Ну что ж: автор этого рассказа предлагает вниманию читателей совсем другую гипотезу…

«Куколка» Дэвида Брина.

«Куколка» Дэвида Брина.

Показательно, что фантасты, принявшие участие в этом выпуске, сосредоточились преимущественно на конкретике, на ключевых открытиях, которые могут в перспективе изменить мир — однако далеко в будущее заглядывать опасаются. Слишком скользкая тема: сложно определить, какой вектор развития зададут биотехнологии, если рассуждать об этом всерьез. Нескольких журнальных страниц маловато, чтобы выстроить убедительную версию. Это вам не о космических кораблях писать, бороздящих просторы: тут думать надо.

Напишите комментарий через форму той социальной сети где вы авторизованы.

Войдите со своими учетными данными

Забыли свои данные?