1-й выпуск «Если» 2015 год: Космическая перезагрузка

ТАК КАКИМ ЖЕ ВИДЯТ «КОСМИЧЕСКОЕ БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА» ПИСАТЕЛИ-ФАНТАСТЫ?

Дивов1

Поэт — Пушкин. Фрукт — яблоко. Космическая экспансия — научная фантастика. Наш мозг выстраивает эти смысловые пары бессознательно, почти автоматически. Решение начать выпуск возрожденного журнала «Если» с тематического номера, посвященного космосу, — выбор почти неизбежный: иначе и быть не могло. Тем более что переехав из Москвы в Санкт-Петербург издание вернуло себе давний подзаголовок «журнал фантастики и футурологии», а позитивный образ будущего без «космических кораблей, бороздящих просторы Большого театра» трудно себе представить. Так каким же видят «космическое будущее человечества» писатели-фантасты, ставшие участниками этого «пилотного» (во всех отношениях) выпуска?

Сергей Лукьяненко, известный читателям прежде всего как автор «Ночного», «Дневного» и прочих дозоров, не слишком верит в возрождение массового интереса к пилотируемой космонавтике.

Трускиновская
Лукьяненко

Массам безразличны высокие достижения человеческой мысли и дерзкие научные открытия, чужда отчаянная удаль первопроходцев. Им подавай привычную телевизионную жвачку — да чтоб с перчиком и клубничкой. В показательном рассказе «Маленькое космическое путешествие» корабль с интернациональным экипажем на борту все-таки отправляется на Марс, чтобы осуществить давнюю мечту человечества и оставить след на поверхности Красной планеты. Но взгляды миллионов землян прикованы к совсем другим драмам…

В «Пудренице» Александра Громова ближний космос давно изучен и освоен, нанесен на карты и разделен на зоны влияния. Кроме того, космическое пространство используются как гигантская площадка для спортивных состязаний — прежде всего для яхтенных гонок с участием прожженных профессионалов и богатых скучающих бездельников.
журнал если автор громов
Но для главного героя победа в этой гонке не прихоть, а единственный и последний шанс спасти семейный бюджет. Ему, самому рядовому обывателю, чужд спортивный азарт и тяга к приключениям, но другого выхода просто не осталось: пан или пропал. Однако попытка решить эту локальную, сугубо частную задачу приводит к встрече, которая меняет судьбу всего человечества.

В рассказе Далии Трускиновской «Четыре куста прекрасной лилии» хомо сапиенс давно шагнул за пределы Солнечной системы и широко расселился по галактике.
Целые планеты переходят из рук в руки, звездные системы становятся частной собственностью. Космические путешествия в этом мире доступны всем и каждому — в том числе, судя по рассказу, умственно отсталым индивидуумам. Молодые амбициозные бизнесмены решили развернуть на отдаленной планете масштабную стройку, заранее подсчитали доходы, взвесили брутто и сальдо… Вот только поинтересоваться природными условиями и особенностями биосферы на планете не позаботились — за что и огребли на полную катушку. Достойные претенденты на премию Дарвина, что тут скажешь.

Дивов
shutterstock_261481907
Зонис Удильщик

Алексей Молокин в «Мурашках последней мировой» поднимает тему орбитального «оружия возмездия», популярную у фантастов в 1980-х, когда о программе СОИ вещали из каждого утюга.МолокинПо мнению автора, со времен Холодной войны ближний космос напичкан боевыми спутниками, ядерными боеголовками и орбитальными лазерами, не востребованными, но и не подлежащими демонтажу. Что делать со всем этим добром, если на Земле до сих пор не построена гуманистическая утопия? Конфликт разрешается предсказуемо, в духе той самой фантастики 1980-х: мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути!

Нетрудно заметить, что большинство участников пилотного номера относится к перспективе космической экспансии без особого воодушевления. И только Олег Дивов видит увлекательную интригу в самом рутинном труде, если им занимаются настоящие профессионалы.

Речь в его рассказе «Занимательная логистика», как следует из названия, идет о доставке грузов — казалось бы, более прозаическую задачу трудно себе вообразить. Чистая математика, сплошные векторы и направляющие, ни грамма фантазии. Как бы не так! В истории, которую рассказывает писатель, больше саспенса, чем в ином триллере: динамичный экшн с яркими, почти гротесковыми персонажами, острым конфликтом, детективной загадкой… Ведь где перевозка грузов — там контрабанда, а где контрабанда — там и криминал. К сожалению, рассказ обрывается на полуслове: остается предположить, что перед нами «завлекалочка», завязка большой повести, а то и полновесного фантастического романа, где намеченные сюжетные линии получат полноценное развитие.

И, наконец, авторы двух оставшихся рассказов не ограничиваются рассуждениями о перспективах космической экспансии, но и привносят на страницы журнала элемент литературной игры. Герои новеллы петербургского писателя Антона Первушина «Колыбель разума», например, вообще не покидают пределы нашей планеты. Более того, действие от начала до конца разворачивается в начале XX века. Только этот двадцатый век — альтернативный: автор выворачивает на изнанку историю становления не только ракетно-космической отрасли, но и всей позитивистской науки, от древних греков до наших дней. А заодно сводит лицом к лицу литературных героев и реальных исторических персонажей, Циолковского и Чижевского, акунинского Эраста Фандорина и уэллсовских марсиан. Замысел, отдадим должное, не лишен определенного остроумия и оригинальности.

Игорь Авильченко и Юлия Зонис в «Удильщике» экспериментируют сразу с двумя фантастическими жанрами: традиционной «космической» НФ и не менее традиционным «постапом», сиречь постапокалиптикой.С одной стороны — земные колонисты на далекой планете, искренне увлеченные освоением девственных просторов, с другой — современная цивилизация, медленно, но неуклонно погружающаяся в зловещий туман, города, растворяющиеся в белом мареве как сахар в кипятке, отчаявшиеся люди на грани безумия… Авторы связывают противоположные полюса современной фантастики единой символической нитью — тонкой, но неразрывной.

Разумеется, говорить о «космическом будущем человечества» можно еще долго. Увы, объем журнала ограничен: места хватило для семи рассказов, нескольких статей и рецензий — ни больше, ни меньше. Не сомневаюсь, что рано или поздно редакция «Если» еще вернется к этой богатой и востребованной теме. Но, как говорили классики, это будет «уже совсем другая история».

СКАЧАЙТЕ БЕСПЛАТНО PDF-версию 1 номера журнала "Если"

Напишите комментарий через форму той социальной сети где вы авторизованы.

Расскажите пожалуйста о нас!

Войдите со своими учетными данными

Забыли свои данные?